Версия для слабовидящих

Александр Крушный

Ветеран-Крушный.JPG

Детство в немецком плену

 

Сегодня трудно вообразить, что мог чувствовать семилетний мальчишка, который вдруг один, без родных и близких, оказался запертым в сарае для скота без воды и еды. А житель Коммунарки Александр Крушный помнит это чувство до сих пор, хотя с тех пор, как он попал к фашистам в плен, прошло уже больше 75 лет.

Александр Крушный — бывший несовершеннолетний узник фашизма. За этой официальной формулировкой — ужасы жизни на оккупированной территории и в немецком плену, откуда ему, совсем еще ребенку, удалось бежать через болота к партизанам.

Александр родился в 1936 году в Белоруссии, был младшим в многодетной деревенской семье, где кроме него было еще два сына и две дочери. Жили дружно: старшие заботились о младших, помогали родителям, работавшим в колхозе. Все изменилось летом 41‑го. Саше было всего пять лет.

— Белоруссию начали бомбить одной из первых, — вспоминает Александр Титович. — При наступлении фашисты сожгли почти всю нашу деревню. Мужчины к тому времени уже все ушли на фронт, остались старики, женщины и дети. Мама, сестры и я, как и многие другие из нашей деревни, убежали в лес. Вырыли землянки и жили там долгие месяцы. По ночам тайком пробирались к уцелевшим сараям, брали из погребов продовольственные припасы.

Однажды маленький Саша попался немецкому патрулю. Его забрали и бросили в барак. Там мальчик провел две недели, и эти дни показались ему вечностью. Узников держали в коровнике, днем выводили на улицу и держали на жаре, морили голодом. На день выдавали кусок хлеба.

— Даже этого куска мне иногда не доставалось, отнимали другие, — рассказывает Александр Титович. — Голод — такая штука, что рассудок теряешь. А потом нам удалось бежать. Пробирались через лес. Я бежал за каким‑то мужчиной следом в лес и попал в болото. Начал тонуть и, наверное, утонул бы, если бы не случилось настоящее чудо. Меня вытащили партизаны.

В партизанском отряде, куда спасители привели Сашу и где он провел около года, произошло еще одно чудо. Через какое‑то время в отряде оказались его мама и сестра. Им тоже удалось сбежать из плена. А вот вторую сестру фашисты успели угнать на работы в Германию.

После освобождения Белоруссии Крушные вернулись в родную деревню. Восстанавливали жилье, сараи, трудились в огороде и в поле. Долгожданный День Победы отмечали всем селом.

Осенью 1945 года Александр наконец‑то сел за парту. Учиться ему нравилось, предметы давались легко, учителя отмечали способность мальчика к разным наукам. Окончив школу и отслужив в армии в авиационном полку, поступил в Московский институт механизации и электрификации сельского хозяйства (бывший МГАУ имени В.П. Горячкина, ныне в составе РГАУ-МСХА имени Тимирязева. — Примеч. ред.).

Получив диплом инженерамеханика, молодой специалист попал по распределению в Ярославскую область, где и познакомился со своей будущей супругой Ниной Севастьяновой. Через три года они поженились и переехали в Коммунарку.

В знаменитом совхозе Александру Титовичу предложили должность заведующего мастерскими, а вскоре назначили главным инженером. В этой должности он проработал 22 года. Нина Алексеевна трудилась в детском саду.

После выхода на пенсию ветеран занялся дачей. Любит делать что‑то своими руками. А жена увлекается цветами. У Александра Титовича и Нины Алексеевны две дочери и трое внуков.



Назад в раздел